Игорь (amigo54) wrote,
Игорь
amigo54

12 оленей. ( из сети)

Министром тогда был еще не Щелоков, а этот, как его. Неважно.
Старший лейтенант, фельдегерь принес ему пакет, на котором было написано "лично в руки". В этот момент у министра в кабинете стоял майор.
О чем у них был разговор лейтенант не знал, но министр, взяв пакет задал странный вопрос.
-Старший лейтенант, если прикажут, готовы поехать к черту на куличики?
-Так точно. - ответил старший лейтенант.
-Почему?- спросил министр.
-Я же офицер- пожал плечами лейтенант.
-Слышите? - спросил у майора Щелоков. - Идите лейтенант, оставьте секретарю свои имя и фамилию.




Старший лейтенант Голованов, пока ехал на службу, размышлял докладывать ему своему руководству об этом странном разговоре или нет и решил не докладывать. Потому что разговор был странный и что значит - не ясно.
А через месяц его вызвал замминистра. На столе у генерала лежала его личное дело. Разговор был короткий.
-Вы имели дело с заключенными. - утверждал генерал.
-Так точно. В армии.
-ваш дядя работает начальником Бутырской тюрьмы.
-Так точно. - это было правдой. Дядя Голованова и правда работал начальником бутырки. Голованов видел его не часто, но каждый день проходя мимо памятника Пушкину на Тверской, вспоминал. Не потому что тот работал в Бутырке, а потому что он был потомком Дантеса. Того самого. И любил говорить что Дантес Пушкина убил за дело. За очень плохое поведение. За блядство. За баб. И что во Франции где-то даже улица, мол есть, рю дантес. или как-то так.
генерал меж тем утверждал дальше:
-Вы сказали что готовы ехать куда прикажут.
-Так точно.
-Через две недели вы убываете в командировку. Говорить о командировке никому нельзя. Ни одному человеку. Ни родственнику, ни начальству, ни друзьям. Дяде тоже. Ясно?
-Так точно.
-Идите. Вам сообщат. - отпустил его генерал.

Голованов ехал на работу со странным чувством. Словно это не с ним. Ему конечно было интересно, куда это он попал и во что вляпался, но еще больше ему было все равно. Он смотрел на Москву, в окошко автомобиля. На людей,улицы на памятник Пушкину, машинально подумал про дядю - это все было очень коротко, по ходу движения и привычно стал думать о том, чтобы достать пистолет прямо сейчас и выстрелить себе в лоб.
-Может в командировке что-то изменится - подумал он новую мысль - а что может измениться? ничего уже не изменить. Не изменить.

Нинку он любил со школы и старался уехать из шахтерского Краснодона в Москву или Ленинград потому что она пообещала выйти за того замуж, кто ее увезет нахрен от этих шахт и этих шахткров. Девушка она была красивая и слово держала.
после армии Серега уехал в Москву, попал на службу, получил комнату в общаге и Нинка обещание свое выполнила. Они расписались. И все было отлично. родился сын. И через год они поехали в Краснодон показать сына родителям. Оставили в один из вечеров ребенка старшему поколению а сами пошли гулять по родным с детства местам. И встретили свадьбу. Знакомых. И остались погулять на ней. Там это и произошло. Подошел к нему знакомый парень- тоже бывший ухажер Нинки, и говорит - ну что, увез?
-Увез - спокойно ответил Серега.
-От шахтеров подальше увез... - покачал головой парень.
-От шахтеров. - кивнул Серега.
-Мммм. - опять покачал головой парень. Он был пьяный и Серега не обращал внимание на его пьяные слова. Вокруг было весело. А драка - ну так отпуска еще две недели - все зарастет,а подраться он не прочь. Серега ждал, когда его ударят.
А шахтер не стал его бить.
-Не будешь ты Нинку трахать - сказал шахтер, и вдруг схватил его за яйца. А схватив - взорвал детонатор. у шахтеров взрывчатки и детонаторов всегда было много.
Руку свою парень не пожалел- ему оторвало кисть. А Голованову - разворотило все в паху.
Валялся он потом по госпиталям долго. Что-то ему сшили но член больше не стоял. Но- сказали ему врачи- в баню с мужиками ходить можешь- если присматриваться не будут, то вроде как все и целое.
Через пару лет Нинка стала гулять. А Голованов растил сына. А так бы давно застрелился.
В госпиталях тайны не сохранить - на работе все знали и по дури служивой в курилке подкалывали. При нем говорили кто как со своей женой...или не со своей. Вчера, позавчера, сегодня, завтра планирует.
Сергей даже курить бросил и пить. Чтобы не слушать ни за сигареткой ни по пьяной лавочке.
Горько ему было очень. Очень очень.
Нинке он был не враг и думал что нехорошо бабе такой красивой, двадцатипятилетней без этого дела жить. Думал. И стреляться думал сейчас, пока сын маленький. Чтобы привыкнуть не успел. Чтобы не помнил.
А тут министр с этой командировкой. Или майор со своим отказом - и так и так можно трактовать. Да конечно ему все равно куда. Лишь бы не видеть как жена приходит домой. Иногда. Пьяная и .. вот.
Может майор тот конечно и не хочет ехать к черту на рога, его тоже понять можно- страна у нас большая, и большая часть самые рога и есть. А если у него жена молодая? А Голованову в самый раз. Все равно куда ему ехать.
На службе висела большая карта Союза - он долго на нее смотрел. Кушка. Пекло. Земля франца-иосифа.. холод...сибирь, тундра, - ух. Адовы места.Фельдсвязь много знала. Везде были точки, отделения и отделы. С Петровских времен некоторые.

А может и вовсе не в Союз - подумал он. Ясно, что не райское место, раз майоры ни в какую.
- Все равно мне - подумал он и пошел сдавать оружие. Сегодня придет домой живой.

А услали его на самый восток. Там, в скалах зеки и метрострой рыли нору для подводных лодок. И ни одна сволочь на земле не знала, что кроме пары ветхих домишек в бухточке под землей, ниже уровня океана огромная пустота, в которой будут стоять на последний случай пару лодок с ядерным оружием на борту.

Вот почему интересовались его умением обращаться с сидящими. С лютым контингентом.
Должность дали майорскую, присвоили капитана и потянулась рутина год за три.
Каждый день одно и то же. Но Серега втянулся. Офицеры страдали без женщин, а он нет. Страдали от жесткого сухого закона- а он нет, страдали потому что нет же ничего вокруг, а он нет.
Служил, бегал по сопкам, смотрел на небо, на стальные волны холодного океана и всего ему хватало.
Дружбу ни с кем не завел. Деньги все отправлял домой до копейки потому что твердо решил, что как закончится тут его время год за три, то и прыгнет он в океан. Место выбрал.
Денег, по его представлениям сыну и Нинке должно было хватить. На квартиру. Кооперативную. А больше он ничего не хотел. На обьекте над ним никто не подшучивал - не знали ничего, да и обьектом шуток был другой офицер. Офицер чукча. Натуральный такой чукча. В прямом смысле из анекдота.
Весь он был такой, каких не бывает. Ни одного города в своей жизни, но веселый- обхохочешься. И обьект боготворил. Считал что присутствует при сооружении чего-то такого, что ни один чукча никогда не видел и даже не слышал и даже не может себе представить.
Чукча офицер замирал с восторгом у каждой подземной машины и каждого механизма и стоял с таким потешным выражением лица, наблюдая как железо грызет камень, что смеялись все. И даже заключенные. Забываясь он приседал, качался, и иногда начинал петь.
Сергей все чаще думал что может - пора. Еще год оставался но квартиру уже жена купила. А последний отпуск был словно специально отвратительный. Жена с ребенком уехала на юг - он их и не видел. И в Москве, в новой квартире вдруг запил, впервые за несколько лет , так что в очередной ехать не хотелось.
И тут вдруг чукча этот подходит к нему.
- Привет, говорит, Сергей. Мучаешься ты. Кончить жизнь хочешь. Почему? Так хорошо вокруг. - непонятно что имел ввиду чукча под хорошо, окидывая глушь широким жестом, но Голованов напрягся. Никому не говорил он никогда о своих мыслях. Ни одной живой душе.
- Я за тобой много месяцев смотрю. Все думаю почему ты такой- говорит чукча. Про женщин не говоришь никогда. Кольцо носишь. К людям не идешь. Ты думаешь что ты несчастный? самый несчастный в мире русский мужик?
И тут словно произошло что-то из за этих слов. Самый несчастный на свете русский мужик. - сказал смешной чукча - офицер. Внимательный чукча офицер. Своими вечно веселыми глазами щелками увидевший что-то в капитане Голованове, что-то отделявшее его от тысячи других людей на обьекте.
- Мудак один мне встретился, случайно и всю жизнь испортил. Лучше бы я сдох -рассказал Сергей и пошел кидаться со скалы. Потому что людям он не доверял и знал что чукча обязан рассказать об этом.
Чукча догнал и пошел рядом. Шел молча. И только на самом верху, когда Сергей уже собрался разбежаться и прыгнуть вдруг попросил
- Ты можешь обождать две недели? У тебя отпуск скоро и мне домой, срок кончился тут. Я с шаманом поговорил, он сказал что поможет. - Не могу, прощай - ответил Сергей и получил камнем по голове как только отвернулся.
Пришел в себя. Связанный.
-Я с шаманом поговорил о тебе, сказал чукча, - когда в отпуске последнем был. Шаман сказал двух оленей давай, посмотрю. Я взял собак, и сьездил к брату за двести километров почти, подарил брату ружье новое, все равно надо было ехать, взял оленей и привез шаману, он говорил с ними - чукча махнул в сторону моря, обозначая что "они, с кем говрил шаман - оттуда" и сказал что у тебя не стоит и что поэтому ты несчастный. сказал что можно тебе помочь, если я ему дам еще десять оленей. У тебя скоро отпуск и у меня кончается командировка. Я тебя очень прошу. Давай ездим ко мне домой. Шаман поможет тебе. Он тебе поможет. И тебе на надо бросаться со скалы сейчас и осквернять базу подводных лодок, это рукотворное чудо построенное советским народом внутри древних гор, своей смертью. Ты обещаешь? Оленей брат уже приготовил.
Серега замерз лежать на камнях слушать эту ахинею про оленей и согласился.
-Спасибо - сказал чукча и развязал его.

Сергей получил документы раньше и должен был ждать того добравшись до Анадыря дня четыре, но случилась непогода и пришлось сидеть много дольше. Но - дождался и потом они еще долго и торопясь добирались до стойбища где жил шаман. Добирались и на Ан-2 и действительно на собаках. Добрались они до шамана к вечеру и только на одну ночь потому что надо было ехать обратно и тот не поздоровавшись, сразу повел Сергея на берег моря. Там в какой-то каменной яме развел большой костер, у которого они вроде присели греться, он попил воды из китайского термоса, шаман что-то стал напевать и тут...Дальше Сергей плохо помнил что произошло, а точнее он помнил, но понимал что этого с ним происходить не могло, по крайней мере всего не могло происходить что он помнил. Но в какой-то момент пламя пропало и голый почему-то катался по горячим камням и вроде кто-то смотрел на него , или через него и вроде это был не шаман но потом шаман держал его за лицо, словно возвращая откуда-то и жаловался что силы его покинули, стоять у Сергея будет, но детей больше нет. Поэтому трех оленей он готов вернуть.

И началась у Голованова совсем другая жизнь. с обьекта он хитростью уехал. Дядя помог, рассказал, что нет хуже для тюремщиков чем братание с заключенными, поэтому пару раз взял лопату и стал помогать бетонировать. Этот порок на обьекте не прощали, решили что едет головой и отправили Сергея обратно в Москву нафиг, пока чего не натворил. А творить он начал прямо в самолете .
И творил до самого конца . Умер в 12 году . В память о нем и написал . А вернул шаман трех оленей или нет я спросить собирался да что-то не успел .

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments